Для тех, кто уверен в себе и предан Родине!

Птичий грипп не пройдет!

agriculture02_01.jpgКто из нас не мечтал в детстве о жар-птице? Кто-то успел поймать ее за хвост, кто-то упустил в погоне за сиюминутным… А генеральный директор ООО «Калиюга» Сергей Алексеевич Дилигул нашел свою там, где она в действительности и должна быть, то есть на птицеферме. Вернее, на современной птицефабрике, где 120 тысяч несушек исправно отрабатывают затраченный на них корм, выдавая столовые и диетические яйца. О своих «подшефных» Сергей Алексеевич готов говорить часами. Впрочем, глядя на красавиц, гордо взирающих на обслуживающий персонал, не можешь не проникнуться любовью и уважением к этому кудахтающему, квохчущему, вечно движущемуся куриному общежитию. Но наш разговор мы начали не с умилительных ахов над красотками несушками, а с проблемы, которая сейчас захватила весь мир.

agriculture02_02.jpg– Сергей Алексеевич, скажите, опасно ли сейчас есть курятину? – По данным отечественных и зарубежных исследований, штамм H5N1 вируса птичьего гриппа погибает при 70 градусах по Цельсию, поэтому после соответствующей температурной обработки мясо птицы и яйца полностью безопасны для человека. Наиболее надежным способом, конечно, является варка мяса или приготовление яиц вкрутую. И вообще, как мне кажется, проблема птичьего гриппа несколько раздута. Уже несколько лабораторий заявили, что у них есть от него вакцина, так что никакой пандемии, типа злополучной «испанки», нам не грозит. Но тем не менее рекомендую есть курятину или куриные яйца только с крупных птицефабрик, которые гарантируют ее безопасность.

– У вас огромное хозяйство, обеспечивающее 50 процентов внутреннего рынка яиц. Не боитесь за своих подопечных?

– Сегодня мы производим в месяц 1 миллион 200 тысяч яиц. Это очень хорошие показатели, и, как вы понимаете, мы сделаем все возможное, чтобы защитить птицу от любых инфекций. Принимаются все существующие меры к тому, чтобы обезопасить поголовье. Максимально сокращено число общающихся с птицами людей, вся поступающая птица проходит жесткий карантин, идет постоянная санитарная обработка территории. Уверен, что принятые меры полностью исключат возможность проникновения инфекции на птицефабрику. Так что нашу продукцию можете спокойно употреблять в пищу.

– Ваша птицефабрика занимает почти десять гектаров, но все равно трудно представить, как там умещается целый куриный город!..

– «Куриный город»… Можно сказать, что и так, хотя для нас это пока городок. Вот когда увеличим его в два раза да заведем бройлерное стадо – вот тогда это будет действительно мегаполис!

– И все-таки: что такое современная птицефабрика? Мне, как городскому жителю, очень интересно.

– Сегодня в «Калиюге» работает 100 человек, включая инженерно-технический персонал. Функционирует несколько цехов: два с клеточной посадкой, два с напольной и один инкубаторский. Свой комбикормовый завод обеспечивает кормом, причем его растительные ингредиенты выращиваются на наших же полях. Так что мы на 100 процентов уверены в его экологичности. Есть оптовые склады в Тирасполе и Дубоссарах.

– Простите, я не поняла, в чем разница между клеточной и напольной посадками? А клетки разве стоят не на полу?

agriculture02_03.jpg– При такой посадке клетки стоят в несколько ярусов, что позволяет увеличить поголовье без расширения цехов, при этом на одну несушку приходится большая площадь пола и длина фронта поения и кормления. Практика показала, что при использовании клеточного содержания птицы процент яйценоскости значительно выше, чем при «напольном» содержании. Кроме того, клетки более гигиеничны, легче поддаются санитарно-технической обработке, более износостойкие, а система лифтового яйцесбора резко сокращает трудозатраты, что, как вы понимаете, позволяет сократить число контактирующих с птицей людей. Мы сравнили оба метода и сейчас переходим на клеточный тип содержания птицы. Исходили из того, что эксплуатация клеточного оборудования позволит нам уменьшить затраты на единицу произведенной продукции, а следовательно, снизит ее себестоимость. Яйцо занимает достаточно большое место в рационе наименее обеспеченных слоев населения, и мы делаем все возможное, чтобы его удельный вес в стоимости потребительской корзины был минимальным. – Охотно верю. А какие породы кур представлены у вас в «Калиюге»?

– Сейчас мы реализуем яйцо инкубационное, суточных и подращенных цыплят лучших яичных и мясо-яичных пород: «Адлер серебристый», «Кучинская юбилейная», «румынская Россо». Наши куры очень красивы. Очень нарядны «адлеры» в белом платье с серым воротничком на шее и мазком черной краски на кончике хвоста. Я же больше люблю буро-золотистых «кучинских», отличающихся яркой окраской оперения, высокой выносливостью в различных климатических зонах, спокойным нравом и прекрасными вкусовыми качествами мяса. Это просто уникальные птицы.

– Сергей Алексеевич, вы руководитель одного из крупнейших предприятий республиканского агрокомплекса. Какой вы видите ПМР через десять лет?

– Процветающей, свободной, красивой. У нас потрясающие возможности для развития агрокомплекса, и я надеюсь, что со временем мы сможем снабжать приднестровскими фруктами и овощами все соседние государства. У наших селян появится стимул трудиться еще активнее. У каждого будет крепкое хозяйство, и в любом дворе будут разгуливать упитанные несушки.

– Породы «Адлер серебристый»?

– Это уж кто кого выберет, но, надеюсь, что наши цыплята не ударят клювом в грязь. Они ведь наши, калиюговские!