Для тех, кто уверен в себе и предан Родине!
18.08.2011

Казахстанский прорыв

Министр экономического развития и торговли Казахстана Келимбеков Кайрат Нематович рассказал российским журналистам о секретах знаменитого казахского экономического прорыва.

kelimbetov.jpg

— Кайрат Нематович, не могли бы Вы нам рассказать о секретах экономических успехов Казахстана за годы независимости государства?

— Если анализировать экономику страны в рамках последних 20 лет — периода независимости, то надо сказать, что важнейшим этапом для Казахстана стала реализация социально-экономических реформ, которые позволили перейти от плановой экономики к экономике рыночного типа. Необходимо было изучать лучшую мировую практику и специфично «приземлять» у нас. В Казахстане прошла масштабная приватизация, реформы в банковском секторе, пенсионная реформа — все позволило создать рыночное пространство, которое в целом обеспечило успехи страны.

До 98 экономика нашей страны падала (ввиду развала СССР): ВВП упал на 40%. Но в 98 году начался поэтапный выход из кризиса, и уже начиная с последующих нескольких лет, мы видим впечатляющие темпы роста. Так с 2000 по 2007г. ежегодный прирост ВВП в среднем составил 9-10%. В 2000г. была поставлена задача удвоить ВВП до 2010г. Смогли мы это сделать на 2 года раньше. Увеличили ВВП и на душу населения: сегодня ВВП составляет 10000 долларов на человека. А к 2015 году стоит задача довести этот показатель до 15000 долларов. Думаю, это будет второе место среди стран СНГ после России.

Если говорить в целом о нашем прорыве, то здесь основополагающими стали политическая воля президента и переход к стратегическому планированию. Здесь задают тон два основных документа: Стратегия развития Казахстана до 2030 года и Стратегия по его вхождению в число пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран мира. На каждые 10 лет принимаются планы, планы включают в себя конкретные программы. И мы их стараемся выполнять.

За эти годы увеличилось производство сырьевых товаров: нефти, газа металлов. Мы стали неким аналогом Канады и Австралии предыдущего столетия, когда стали поставщиком многих видов товаров на крупные рынки. Причем у нас сильно диверсифицированная инвесторская база. Это не только наши соседние страны, но и все страны развитой экономики.

— Вызовы глобального экономического кризиса требуют от правительств выработки самостоятельной стратегии с целью преодоления его последствий В чем состоят особенности экономической ситуации и антикризисной стратегии Казахстана?

— Для стран с сырьевой экономикой существует понятие сырьевого проклятья. С одной стороны хорошо, когда есть и нефть и газ, и не нужно беспокоиться (цены растут). С другой — это дестимулирует несырьевые сферы экономики. Трудно вести программы диверсифицикации. Есть некая расслабленность по поводу того, что есть резервный фонд, его можно распечатать и вести себя безответственно в макроэкономическом смысле.

В борьбе с эти сырьевым проклятьем, Казахстан первый из стран СНГ создал фонд национального благосостояния. Это национальный резервный фонд, который является, по сути, счетом министерства финансов, который в свою очередь управляется Центробанком страны. Там сегодня мы имеем 38 млрд. долл. Это наша подушка безопасности.

Еще мы создали и фонд развития , туда включили все активы государства, все что принадлежит правительству. А это национальная нефтегазовая компания, урановая компания, все инфраструктурные компании (железная дорога, телеком, почта, производство и передача электроэнергии). Таким образом они объединены под одним зонтиком с уставным капиталом порядка 30 млрд. долл. Активы, которыми управляют эти компании, составляют 70 млрд. дол.

То есть у нас существует 2 фонда, которые принадлежат государству. Между частным и государственным сектором складывается пропорция — 70 на: 30% принадлежит государству , 70 — частному сектору. После окончания кризиса намечена широкомасштабная программа приватизации.

Но главный упор в экономике мы делаем на то, что жить надо так, будто нефтяных денег нет. Мы планируем бюджет без учета нефтяных доходов, налоги от нефти идут в .национальный фонд, и там хранятся. Единственное, что мы используем, это ежегодный трансферт из национального фонда. В этом году он — порядка 8 млрд. долларов. Но он закрывается теми новыми поступлениями от нефти, которые приходят. Еще важный момент состоит в том, что стерилизуется огромная денежная масса, и мы инвестируем эти деньги по консервативной стратегии в зарубежные бумаги иностранных государств.

Все это дает возможность остальной экономике сосредоточиться на создании новых секторов.

— Что Вы думаете об окончании кризиса? Будет ли новая волна?

— По этому поводу сейчас идет много споров. В начале этого года гораздо позитивней оценивали выход из кризиса, чем сейчас. На сегодняшний момент, пожалуй, мы находимся в состоянии неопределенности. Это самое сложное для тех, кто планирует экономику. Много факторов весьма пессимистичного сценария: американские эксперты пересмотрели развитие роста ВВП в США, предрекают снижение темпов роста в Китае, в Европе — экономики Греции, Португалии, Италии буквально сыплются по эффекту домино. Непонятно как будет преодолен кризис в Европе без некой общей фискальной политики. Оптимизма не предвидится. Что это будет означать? Кризис или затяжная рецессия по типу той, которая последние 20 лет существует в Японии. Пока неизвестно.

— Что делать если развитие пойдет по пессимистичному сценарию и будет новая волна кризиса? Что делать Казахстану?

— Будет сокращаться экспорт. Будут потреблять меньше нашей нефти, газа, урана, металлов. Будет меньше доходов, Будет меньше рост ВВП. Будут дорогими деньги для бюджета и для наших корпораций при заимствовании. Что делать? Должна быть осторожная политика при планировании бюджета: то есть закладываться реальная цена на нефть и, кроме того, должны быть разработаны альтернативные сценарии. У нас они есть. Нужно быть готовым к тому, что последствия кризисных явлений будут продолжаться. Вместе с тем кризис может иметь также и позитивные последствия. Кризис зачастую приводит к оздоровлению экономики. Кризис — это хороший повод для того, чтобы после его завершения экономика перешла на более высокий уровень.